ПРИТЧА ОБ УЧЕНИКЕ, ПРЕДАВШЕМ СВОЕГО УЧИТЕЛЯ

ПРИТЧА ОБ УЧЕНИКЕ, ПРЕДАВШЕМ СВОЕГО УЧИТЕЛЯ

  Один ученик пошел на базар за чашкой риса для Учителя. На базарной площади он увидел толпу и решил посмотреть, что там за сборище. Он подошел ближе и взгляду его представилось странное зрелище: на возвышении стоял человек в богатых ярких одеждах, который, жутко кривляясь, громко и возбужденно что-то говорил. Ученик прислушался. Первые слова, которые он услышал, сначала возмутили его, потом привели в смятение, но чем дальше он слушал новоявленного глашатая истины, тем больше приходил в возбужденное состояние, которым была заражена толпа слушающих.

 

От странных слов в голове ученика стали появляться иные, чем были когда-то, мысли, а человек, который кричал все громче и громче, вколачивал чужеродные слова в голову уже одурманенных людей как клинья в дерево. Человек, провозглашавший, как казалось ему самому, истину, обвинял Учителя в дьявольских наваждениях, называл его черной чумой, пытался развенчать перед тупой толпой "самозванца", которого истинно верующие называли посланником Бога.
      -- Он заманивает вас в черные сети и влечет душу в пучину тьмы, -- надрывно, время от времени кричал возбужденный глашатай истины.
      Ученик долго слушал площадного крикуна и в конце концов усомнился в божественной истинности Учителя. Он не вернулся больше к тому, кто много лет давал ему знания и учил его жизни, а, уподобившись горлопану, пошел разносить "правду" о том, кто не требовал признания, кто жил только тем, что доверял своим ученикам сокровенное учение и божественную тайну.
      Долго ходил ученик по селениям, разнося новую весть. Он давно уже уподобился и в речах своих, и в одежде своей "новоявленному учителю", сеющему смятение в душах. И однажды в возбужденной орущей толпе новоиспеченный глашатай истины увидел ясные спокойные глаза. Он отвел свой взгляд к привычной картине беснующейся толпы, но неведомая сила потянула его взор туда, где светились две ярких звезды лучезарных глаз. Величие спокойствия сияющего взгляда привело его в трепет, взволновало и разорвало нить блестящих бус слов ученика, порочащих истину. Мысли рассыпались бусинками и растерялись. А человек с ясными глазами повернулся и пошел прочь. Он удалялся все дальше и дальше, и чем больше становилось расстояние от него до толпы ротозеев, тем выше он поднимался. Он шел уже над землей, над водой, по ясному чистому небу уверенной походкой, и она была до боли знакомой ученику. И вдруг он вспомнил, что так спокойно и уверенно ходил его Учитель, и только у него были такие мудрые и ясные глаза.
      -- Учитель! -- неосознанно крикнул глашатай новой истины, и толпа повернула голову туда, куда направляла рука опомнившегося ученика.
      -- Это -- дьявол! -- завопила толпа. -- Ты сам сказал, что это -- черный, страшный человек, слуга и помощник сатаны, сам сатана! Если он -- твой учитель, значит, и ты из этого бесовского племени. Бей его! -- закричал кто-то из толпы. -- Бей! -- подхватили другие.
      И в ученика полетели камни...
      Когда толпа, наглумившись, устала, удовлетворенная своим безумством, она покинула площадь, оставив под раскаленным солнцем окровавленное, обезображенное ранами безжизненное тело.

      Не Учителя предает оступившийся, но себя обрекает на страшный суд Истины.

 

seo